Контакт http://yoschi.ru        

Слова Байты Мысли


Прайд превыше всего

Хромой леопард ковыляет по саванне. К нему, не спеша, приближается лев.

- Этот леопард ранен, - сообщает голос за кадром, - и другой, более сильный леопард, выгнал его с территории. Теперь он скитается в поисках места.

Лев рычит и прибавляет шаг.

- Но льву это не нравится, - комментирует закадровый голос. – Это его территория и он не желает, чтобы здесь появлялись другие хищники.

Леопард пытается сбежать, но запинается и падает. Лев прыжком настигает его и хватает зубами за шею. Леопард заваливается на бок, пытается оттолкнуть противника. Но его лапы скользят по телу льва, нисколько не беспокоя его. Мощные челюсти держат несчастного, пока его лапы не ослабевают совсем и не падают на землю.


- Страшно как это всё, - говорю я.

- Таков закон джунглей, - пожимает плечами Марина. - К чужим без спроса нельзя.

- Зачем ты всё это смотришь?

- Ну, мне нравится наблюдать за животными.

- Даже за такими кровожадными? Может, лучше заведём котика?

- Котика, это неинтересно, - говорит Марина.

- Ну давай леопарда заведём? Мирного, как этот, раненный, ага?

- Давай лучше миута.

- Ты серьёзно? От них не знаешь чего ожидать, даже неизвестно, можно ли их держать дома. Я слышал, они капризные...

- Ой, да ладно тебе, - оборвала Марина. - В этом же и интерес, что их не так много, как котиков. Они очень прикольные и игривые. Посмотри.

Она моментально нашла какой-то ролик.

Белый пушистый комочек с коротенькими ножками бодро гоняет мячик по лужайке. Похоже, будто один мяч гоняет другой. Иногда миут берёт мяч в передние лапки, на которых есть пальчики на подобие енотовых.

На другом ролике, миут сидит рядом с ребёнком и кувыркается. Ребёнок глядит на него и кувыркается тоже. Разумеется, у миута это получается куда лучше, так как он круглый. Кажется, будто он учит ребёнка, как это делать правильно.

- Да, они забавные, - согласился я.



* * *



Миуты сидят в большом загоне и ждут. Никто не бегает и не кувыркается. Изредка, один миут перебирается поближе к другому и просто сидит рядом.

- Ты уверена, что они игривые? – спрашиваю я.

Тут к нам подскакивает продавец в футболке, на которой нарисован огромный веселый смайлик, и начинает тараторить:

- Пускай вас не смущает, что они здесь сидят угрюмые. Они очень не любят быть взаперти. И кстати, постоянно пытаются сбежать. Попробуйте погулять с кем-то из них – на улице они ведут себя совсем по-другому.

- А из дома то они не убегут? - спрашиваю я.

- Ни в коем случае! – взбрасывает руки продавец, - Они очень домашние, хорошо дружат с людьми и не уходят от них. Какой вам нравится? Может, вот этот?

Он указывает на миута, сидящего прямо перед нами и глазеющего на Марину.

Марина тут же отвечает:

- Да, он такой милый, можете его достать?

- О, конечно! – Продавец наклоняется и смыкает ладони, приглашая миута. Тот, без колебаний, вспрыгивает на руки.

Я на всякий случай уточняю:

- Его можно будет отдать, если что-то будет не так?

- Конечно, если вы вдруг не подружитесь, – заверяет продавец, передавая миута Марине. – Но такого ни разу не случалось. Можете прямо с ним проходить на кассу.

Коротко махнув рукой в сторону выхода, он убежал щебетать с другим клиентом.


Пока мы идем домой, миут сидит на руках смирно, только оглядывается по сторонам и иногда на нас. Среди его густой шерсти, с трудом, но можно разглядеть острый носик и ушки.

- Давай назовём его Сниффом, - вдруг предлагает Марина.

Я даже не сразу нашёлся, что ответить.

- Почему? Откуда такое имя?

- Ну, это такой персонаж, друг Муми-Троля. Ты так и не прочитал его, да?

- Пфф... Давай не будем об этом, зачем взрослым людям читать детские сказки.

- Я уже говорила, что эта сказка не такая уж детская. И ты бы понимал, как этот забавный зверёк похож на Сниффа.

- Ладно, пусть будет Снифф. Мурзик всё равно не подходит, а других идей нет.



* * *



Я читал, что миуты едят крупы, но почему-то на гречку наш Снифф только недовольно фыркает. Марина напряжённо что-то ищет в компьютере.

- Ну давай, попробуй, - говорю я. – Тебя что, гречкой не кормили раньше?

«Уиииу!» - пронзительно пропищал Снифф и посмотрел на меня с укоризной.

От его взгляда стало как-то даже стыдно. Как будто ему отравы предложили, а не еды.

- Неварёную, - крикнула из комнаты Марина, - Варить не надо было.

- Ну, извини, - говорю я Сниффу. – Не разобрались ещё.



* * *



В привычной музыке гораздо легче распознавать новые слои, находить сложные взаимодействия. Я дома один, жарю яичницу и прислушиваюсь к мелодии. В ней появился свист, которого я никогда не слышал. И он какой-то интересный, что это за инструмент? Однако, стоп! Я его не мог пропустить раньше! Очень уж он чужеродный. Тут я понимаю, что этот свист здесь, за моей спиной! Оборачиваюсь, столкнув со стола солонку, и вижу... Сниффа. Это он насвистывал мелодию. Но сейчас прекратил и внимательно следит, как солонка укатывается за холодильник.

Коротко глянув на меня, Снифф поспешил к холодильнику, протиснулся между ним и стеной и скрылся. Через несколько секунд он уже стоит рядом, протягивая мне солонку.


Вечером я рассказал обо всём этом Марине. На что она ответила, что многие животные реагируют на музыку и гоняются за вещами. Тогда я решил провести ему тест.


Предыдущие жильцы забыли в квартире коробочку с цветными фигурками. В детстве мне задавали с такими задачки. Выкладывали несколько разных фигурок и нужно было к ним подобрать недостающую.

Я нашел эту коробочку, разложил фигурки на полу, и посадил Сниффа напротив себя.

Марина сидит рядом, насмешливо улыбается и поглядывает то на меня, то на фигурки. Да, я, наверное, похож на сумасшедшего.

Выбираю из кучи фигурок треугольник, квадрат и прямоугольник. Раскладываю их в ряд и смотрю на Сниффа. Тот произносит задумчивое «ууу» и вместо того, чтобы достать из кучи недостающий кружок, убирает из ряда прямоугольник, а вместо него добавляет треугольник. Это совсем не то, что я ожидал. Тогда я перемешиваю фигурки и выкладываю в ряд круг, прямоугольник и квадрат. Может быть миутам нравятся треугольники? Но Снифф уверенно достает из кучи еще один прямоугольник и круг и кладет их рядом. Я разочаровался и хотел собрать все эти изыски, но Снифф закрыл ряд руками и требовательно заурчал.

Я глянул на Марину. Она уже не улыбается, а всматривается в нашу задачу.

- Я, кажется, знаю, что он делает, - медленно произносит она. – Он восстанавливает симметрию, - Марина помотала головой. - Не знаю, что ты можешь из этого заключить. На мой взгляд, 1:1.



* * *



Придя домой, я вижу озадаченную Марину. Она расхаживает взад-вперёд, подперев рукой подбородок.

- Что-то случилось?

- Раздевайся, - процедила Марина. – И глянь на кухню.

Прохожу на кухню, вижу, как Снифф катает по полу шарик для пинг-понга. Шарик странный: с ворсинками и маленькими жёлтыми пятнышками.

- Что это такое? – спрашиваю я.

- Ну, подойди, подойди, приглядись, - отвечает Марина из-за спины.

Я присел и вглядываюсь внимательнее. Снифф замирает, поднимает на меня глаза и заискивающе произносит:

- Урр?

Шарик тоже перестал кататься по полу, и я вдруг разглядел, что два желтых пятнышка - это маленькие глазки, а сам шарик - уменьшенная копия самого Сниффа. Маленький миутик, так же как Снифф, уставился на меня и тихонько пропищал: «мрр».

- Ну и как тебе это нравится? – доносится сзади голос Марины. – Откуда он мог взяться? Гулять мы не ходили ни разу, с другими миутами не общались.

- Может он, то есть, она, ещё с питомника вынашивала? – предположил я.

- Неа, не угадал. Оказывается, они размножаются сами по себе, без пары. И могут вывести детёныша когда угодно.

- Да как это? Так не бывает! А если бывает, мы бы уже об этом знали!

- Вот на австралийских форумах это уже все знают. В России ещё не у многих миуты есть, поэтому никто особо не верит. В Австралии уже началась целая эпидемия. Они размножаются в неограниченных количествах. Если раньше их защищали как редкий и только что открытый вид, то теперь собираются выпустить закон об их отстреле, потому что они заполоняют города и никакая изоляция не помогает.

Снифф берёт детёныша на руки, забирается под табуретку и начинает его качать, приговаривая «уху-уху-уху».


Марина показывает мне несколько новостей:


«Мельбурн потонул в мохнатых шариках»


«Жителю Канберры пришлось завести загородную ферму, чтобы держать там своих питомцев»


«Учёные посчитали, что через три года в Австралии миутов будет больше, чем людей»


«В Австралии отменён запрет охоты на миутов, так как они больше не являются редкими животными»



* * *



Куда девать этого детёныша и всех, что последуют за ним, было непонятно. Мы решили, что можно попробовать отнести обратно в питомник. Но у Сниффа было на это своё мнение. Как только кто-то из нас протягивал к нему руку, Снифф укутывал детёныша в свою шерсть так, что невозможно было даже разглядеть, не то, что вытащить. А когда Марина пыталась его оттуда выковырять, жалобно пищал, вырывался, и убегал ко мне. Однажды она спросила:

- Почему ты этим не занимаешься?

- Откровенно говоря, мне его жалко. Ребёнок всё-таки.

- То есть, тебе ок, что их тут разведётся десяток?

- Ну, нет, не хотелось бы…

- Но тогда что? Что с ними делать?

А вот да, хорошо сказано «с ними». Может быть их лучше вместе сдавать, а не одного только маленького.



* * *



Смайлик на футболке продавца все так же весело улыбается, но сам он довольно хмур и измождён.

- Больше не берём, – выдыхает он. - Слишком много возвратов, сами уже не знаем, куда девать. И кстати, где он? А не отвечайте, я знаю. Вы даже не смогли его поймать, чтобы сюда унести, верно?

- Но как так, - недоумевает Марина, - он же так легко шёл на руки раньше.

- Они очень хорошо чувствуют ваши намерения, - назидательно отвечает продавец. – Одно дело, когда вы его берёте, чтобы погладить, поиграть, и совсем другое, когда вы хотите его выгнать.

Голос Марины почерствел:

- Почему же вы нас об этом не предупредили?

Продавец, кажется, немного смутился, но постарался не подать вида:

- Раньше такая особенность оставалась незамеченной. Только сейчас, когда их стали возвращать, мы об этом узнали.

- Возвращать! – осеняет меня, - Как же их возвращают, если они на руки не даются?

Продавец помялся, подбирая слова:

- Их не то что бы возвращают. Они сами убегают и возвращаются сюда. От тех хозяев, с которыми отношения не сложились. А хозяева приходят вслед за ними и устраивают скандалы.

- И что же, вы теперь их сюда не пускаете? – спрашиваю я.

- Теперь нам пришлось огородить питомник и охрана внимательно следит, чтобы миуты не проходили внутрь. Видите, народу здесь всё меньше, покупки реже, куда нам их девать? Наверное, скоро придётся переместиться в другой город.

- И обманывать людей там? – Марина прищурилась, пытаясь проткнуть его взглядом.

- Зачем же обманывать? – неловко улыбнулся продавец, - Теперь мы знаем о них больше особенностей, будем заранее предупреждать.

- Пойдём, - я дёрнул Марину за руку. Учить здесь кого-то жизни, ни к чему.



* * *



- Забери у него коробку, - говорит Марина.

Я посмотрел под стол. Снифф сидит с коробкой риса, достаёт оттуда зернышки и кормит ими детёныша.

- Он что, не хочет есть из миски? – спрашиваю я.

- Я забрала у него миску.

- Ты что, зачем?

- Я решила, что он должен уйти сам. Миуты, которым не нравится в доме, уходят сами.

- Да в чём дело, ты же сама его взяла, почему ты его теперь выгоняешь?!

- Я не хочу, чтобы он хозяйничал в моём доме, размножался, сколько влезет, и только пользовался нами.

- Прекрати. Ты заморила его голодом, вот он и нашёл еду.

- Он не просто нашёл еду. Он забрался на стол, соорудил себе башню из кастрюль и по ней забрался на полку. Что он ещё может выдумать?

- Всё, хватит, он просто хотел есть и кормить своего ребёнка.

- Нет, это тебе хватит! Найди тогда сам способ избавиться от него, я с ним жить не буду, я его боюсь.


Искать способы я не стал. А Марина говорила серьёзно и через два дня, вернувшись с работы, я увидел, что её вещей дома нет.



* * *



Довольно быстро новости о миутах проникли и в российские СМИ. Наверняка, многие из них - шумиха, подобная тому, как до этого шумели о достоинствах этих животных.


« Миуты заставляют хозяев жить в прихожей, а сами занимают спальню»


«Подопытные миуты украли ключи у лаборанта, выключили свет и сбежали из института»


«Обнаружен метеорит, в котором предположительно миуты прибыли на Землю»


Последняя новость особенно смешна, из разряда «британские учёные обнаружили». Но почему-то она стала повторяться всё чаще и во всё более уважаемых изданиях. Появились фотографии этого метеорита со следами выкапывания его изнутри, выкладки о том, как, и сколько времени он мог странствовать по космосу.

Остаётся непонятным, как эти зверушки умудрились выжить внутри него и как догадались потом вылезти. Тут мнения расходятся кардинально. Кто-то говорит, что они достаточно разумны, чтобы самим спланировать полёт. Кто-то утверждает, что это испытуемые животные, а послал их кто-то гораздо лучше освоивший космос, чем мы. Кто-то расписывает, что их могли раскидать по большому количеству метеоритов в виде зародышей, которые выводятся, прилетев на подходящую планету. Некоторые вообще считают, что это не более чем рекламный ход компаний, занимающихся продажей миутов.

Тем не менее, многие политики всерьёз заговорили о том, что нужно вести переговоры с этими инопланетными существами. Даже если они не являются главными на своей планете, они явно превосходят умственными способностями земных животных.



* * *



Через неделю Марина позвонила.

- Слушай, я знаю, что произошло. Этот миут специально нас поссорил. Я ему была неудобна.

- Марин, ты ведь сама ушла.

- Нет, он специально меня пугал, а к тебе подлизывался. Они очень хитрые и знают, как найти к людям подход.

- Ты говоришь про него, как будто он сам человек, а не домашнее животное.

Она вдруг перешла на крик:

- Да он и не животное! Ты что, до сих пор в танке? Это же пришельцы, захватывающие нашу планету! В Австралии уже с ними полноценная война! В Китай запретили их завозить, а остатки переправляют в соседние страны! А ты до сих пор думаешь, что они просто невинные маленькие барашки? Он же просто использует тебя! Приносишь ему еду, даёшь ему тепло, защиту, развлечения. Это ты его рабочее животное, он тебя приручил!

Мне стало противно от этих слов, и я собрался уже закончить разговор, но Марина вдруг успокоилась и деловито сказала:

- Есть специальные люди, занимающиеся отловом миутов в России. Давай я попрошу кого-то из них забрать это существо из нашего дома, и я вернусь.

- Марин, я тебя не узнаю. Ты как будто сошла с ума.

- Саш, я как раз в порядке. Это ты загипнотизирован. Почитай исследования о них, подумай хорошо и перезвони.

И повесила трубку.



* * *



Исследования встречаются всякие. Чаще всего они сводятся к опросам людей, которые завели себе миута, а потом были вынуждены подстраиваться под его жизнь.

Тех людей, что им не нравятся, миуты выживают, поссорив с другими хозяевами. Тех, что помягче, они просто подминают под себя. К любителям животных они ластятся. Одиноких развлекают.

Их очень трудно застигнуть врасплох. Они заранее чувствуют намерения и принимают меры. Если кто-то собирался решительно выгнать их из дома, мог обнаружить, что замок в двери сломан. А после взлома собственной квартиры, обнаружить, что миуты забились куда-нибудь в вентиляцию и никак оттуда не выуживаются.

Какая-то часть миутов стала жить на улицах. Залезать в магазины, на склады, в огороды.

Попытки централизованно с ними договориться уткнулись в очевидную проблему – у них нет никакого центра командования.

Действительно, появилось движение «Отлов». К методам они прибегают самым строгим. Ловят с помощью силков, выкуривают слезоточивым газом и даже отстреливают.


Правительство приняло решение отлавливать уличных миутов и сажать в питомники. Это не так просто. Миуты очень умело уворачиваются от любых посягательств.

Встретилась очень занятная история о том, как миуты загнали отряд ОМОНа в подвал, заперли его изнутри, а сами сбежали в дырку. Наверное, это байка, но кто его знает.


Смотрю я на всё это и пытаюсь понять, то ли мы делаем. С одной стороны, миуты действительно ведут себя как преступники. Они не знают наших законов, действуют, как им самим удобно. А с другой стороны, они же не все такие. Вот мой Снифф, например. Он не делает ничего, что могло бы мне не понравиться. Всегда понимает, стоит ли со мной играть, ластиться, или оставить в покое. Он легко схватывает правила быта. Даже научился мыть посуду и всегда делает это, даже вместо меня. Наверняка и других можно обучить каким-то работам и принять в наше общество.

Разумеется, так считаю не только я. Есть защитники, считающие, что держать разумных существ в клетках, по меньшей мере, негуманно. Но их слова тонут во всеобщем страхе, что этого миуты и добиваются: найти в нас всех противоречия и заставить бороться друг с другом, а не с ними.



* * *



Сегодня принят приказ о сдаче всех миутов. Каждый, у кого живёт миут, должен либо отнести его в питомник самостоятельно, либо вызвать отловщиков. Официально этого не заявлено, но понятно, что после сдачи их уничтожат. Что ещё может подразумеваться под изоляцией. В Австралии их уже «изолировали».

Я сижу на диване, а Снифф сидит на полу напротив и возится со своим малышом.

- Я должен тебя отдать, - зачем-то произношу я.

Снифф берёт малыша на руки и залезает вместе с ним ко мне на колени. Сворачивается клубочком. Совсем как котик. Маленькие жёлтенькие глазки малыша выглядывают на меня. Неужели, вот эти вот существа и есть причины наших раздоров, творящихся сейчас? Порушенные семьи, общественные конфликты, доходящие до крови. Вот эти существа, которые просто в чём-то умнее нас и этим пугают.

Снифф заурчал, чем стал ещё больше похож на кота. И это почему-то успокаивает.



* * *



Я изо всех сил старался оттянуть момент. Я не пошёл сдавать Сниффа добровольно. Отпускать его на улицу было опасно. Поэтому я просто переехал, чтобы ко мне не пришли по спискам. Но тревожный звонок всё-таки раздался.


Снифф, сообразив, что к чему, несётся в ванную, открывает экран под ванной, достаёт оттуда ведро. Кладёт туда детёныша, и говорит ему своё успокаивающее "ууу". Накрывает ведро тряпкой и прячет под ванну. Сам возвращается в комнату, садится напротив и выразительно смотрит на меня. Прощается. Доверил мне детёныша до лучших времён. Что ж, может человечество чуть позже и научиться общаться с непохожими на себя разумными существами.

- Откройте, или нам придётся взламывать! - раздалось из-за двери.

Открываю. За порогом стоит пристав в чёрной форме. Черное все: и сапоги, и перчатки, и шапка, и даже сдвинутые на лоб защитные очки. Белая только небольшая пачка бумаги, которую он держит в руках. Рядом с ним напарник, похожего вида.

- Здравствуйте! - говорит пристав. Помахав бумагой, добавляет - У нас есть информация, что у вас... Да вот же он!

Пристав отдаёт бумаги напарнику, а сам проходит по прихожей, вступает сапогами на ковёр в комнате и поднимает безучастно сидящего на ковре Сниффа. Возле порога откуда-то появилась пластмассовая коробка, в которую пристав и опускает Сниффа. Напарник ковыряется в бумажках.

- Больше миутов нет? - спрашивает чёрный человек.

Я помотал головой.

- Всего доброго.

Пристав берет коробку под мышку и разворачивается к выходу. Его напарник вглядывается в записи и говорит:

- Погодите-ка. У нас есть показания от вашей бывшей сожительницы, что у этого миута есть детёныш. Где он?

Господи, до чего же она дошла... И что им сказать? Пропал, убежал, умер, не было его? Пристав не стал дожидаться моего ответа. Поставил коробку обратно на пол и заявил:

- Простите, но мы вынуждены вас обыскать.

И направился в комнату. Напарник остался наблюдать за мной.


- Лучше сами сдайте, - советует напарник. - Сейчас ведь придётся все ваши вещи разбрасывать, взламывать всё, что может оказаться тайником. Вам оно надо?

- Некого мне сдавать, - как можно уверенней говорю я. А про себя думаю, что фиг бы с ним, с бардаком, поломанной мебелью и всем остальным. Лишь бы не нашли.

Дошёл черёд и до ванной. Пристав заглядывает за зеркало, под полотенца, в стиральную машину. Наконец, отодвигает экран под ванной. Тряпки оттуда летят на пол. Заглядывает в ведро... и никого не находит. Мне даже сразу полегчало. Интересно, куда же малыш спрятался. Вылез из ведра, получается. Пристав включает фонарик и шарит им под ванной. Наконец, поднимается на ноги и тяжело вздыхает. Перед ним груда разбросанных тряпок. Черный сапог тяжело опускается на одну из них и из под нее раздаётся тихий писк. Пристав бросает на меня недовольный взгляд. Убирает сапог с тряпки и поднимает её. Под тряпкой лежит расплющенный пушистый комочек.

- Вот теперь всё ясно - говорит пристав. Кивает напарнику - выпиши ему штраф, за сокрытие миута.

Я смотрю на кружочек, похожий на раздавленного цыплёнка. На этого ребенка, который мог бы стать частью нашей будущей дружной жизни. Одним из нас. И вся комната куда-то отдаляется от меня. Сердце гулко стучит, пальцы немеют. Пелена в глазах закрывает от меня и приставов, и комнату и только белый кружочек какое-то время еще виден. Откуда-то из другого мира доносятся слова: "скоро введут тюремные сроки, вам ещё повезло. Возьмите выписку".

Нда. Повезло. Только кому? Мне? Может вам всем? Или тому льву, который так легко разделался с беззащитным противником, просто за то, что он вступил на чужую территорию? Закон джунглей…


Мысли путаются. Я сижу на полу, закрыв лицо руками. Уже не плачу. Отчаяние готово перейти в гнев. Моей щиколотки что-то касается. Отдёргиваю ногу и тут же вскакиваю. Сердце колотится и мне не сразу удаётся разглядеть на полу что-то маленькое и серое. Глядит на меня знакомыми жёлтенькими глазками.

Смотрю в открытый проём ванной - среди тряпок лежит всё тот же белый кружочек. Что происходит? Подхожу, осторожно поднимаю его. Ворсинки стремительно осыпаются, и в руках остаётся что-то вроде тоненькой кукольной рубашечки. Да это просто шкурка!

"Мрр?" - доносится из под ног. Поднимаю Сниффа-младшего на руки, провожу по нему пальцами. Он слегка шершавый.

- Вот вы как умеете, значит? - улыбка сама собой расплывается на моём лице.

"Уииу!" - требовательно пищит миут. Мне знакома эта интонация. Ты прав, я не должен сидеть и покорно ждать. Я должен бороться с этим безумием. Люди - не звери. Здравый смысл должен победить.